Журнал "Dark City" № 12 (январь-февраль 2003 г). Рубрика "Все, что вы всегда хотели узнать, но боялись спросить".

Гость рубрики «Все, что вы всегда хотели узнать, но боялись спросить…» - небезызвестный звукорежиссер и хозяин московской студии ДАЙ records Евгений «Женяй» Виноградов.

- Как тебе пришла идея заняться этим делом?
- Деньги кончились…
- Но ведь для того, чтобы оборудовать свою студию, деньги тоже требуются и немалые!
- Конечно, сложно было, пи..ец!
- И сколько времени занял процесс создания студии?
- Три года. А вообще ДАЙ records официально существует с 1998 года.
- На кого ты ориентировался, когда начинал это дело? Был ли у тебя эдакий образец для подражания?
- Да – Боб Рок!
- Знал ли ты тогда, как у него оснащена студия?
- Да, я знал об этом из специализированный западных журналов.
- И что ты в первую очередь поставил себе по его образцу?
- В первую очередь – воспроизводящую аппаратуру. У наших групп по большому счету нет ни комбиков, ни нормальных инструментов… И мы предоставляем нашим «совкам» все эти комбики, разнообразные примочки, ну и необходимые инструменты.
- Какая группа первой побывала в твоей студии?
- Boney’NEM. А вообще у меня уже писались Nordream, Валкирия, Distemper, E-Zone, E.S.T., Catharsis, ну а прямо сейчас пишут свой новый альбом Butterfly Temple.
- Я знаю, что также сейчас у тебя Catharsis доделывают кое-что для русской версии своего альбома «Имаго». Они вполне довольны тобой, а вот что ты можешь сказать про них?
- Ну, что? Ребята учатся играть, они буквально одержимы музыкой, и это очень приятно.
- Как ты бы мог оценить роль Олега Мишина в команде?
- Он сочинил всю музыку, поэтому Олег Мишин и есть группа Catharsis… А все остальные – лишь приложение к нему…
- А как они работали в студии?
- В студии все музыканты работали сами за себя. Но если у кого-то что-то не получалось, - партии на гитаре, на басе – то Олег им помогал как мог.
- А ты сам подобными вещами занимаешься?
- Да, я тоже помогаю, учу, как надо сыграть ту или иную партию… А если у них совсем уж не получается, то мне приходится самому ее исполнять.
- И в случае с Catharsis такое тоже было?
- Да, кое-где я помогал им с гитарой и басом.
- А еще на чем-нибудь ты умеешь играть?
- На губах!
- Насколько я помню, помимо гитары и баса ты в своей группе ДАЙ раньше и пел. Вообще, не ли желания снова заняться этой командой?
- А мы сейчас уже записываем новый материал… потихонечку.
- Конечно, имея свою собственную студию, ты можешь как угодно распоряжаться временем для записи новых песен ДАЙ… А насколько хлопотно было писать другие группы?
- Валкирия – профессионалы, с ними было очень легко работать. Ну а Butterfly Temple – полная им противоположность, ха-ха! Зато у них есть большое желание. Catharsis – что-то среднее…
- Любая ли группа может придти к тебе и записать свой альбом?
- Абсолютно любая! Но лучше тяжелая, потому что ДАЙ records специализируется именно на тяжелом звучании. Вот рэп я записать не смогу. И не потому, что не хочу, а именно потому, что мне надо понимать музыку, чтобы хорошо ее записать. А я не понимаю ничего в рэпе, рэйве и всякой попсе, и даже не представляю, как там формируется саунд. Зато очень хорошо разбираюсь в тяжелой музыке!
- В какой именно направлении тяжелой музыки ты разбираешься лучше всего?
- В любом, где есть тяжелые гитары!
- Есть ли у тебя любимые группы, с которыми ты работаешь с удовольствием?
- Да, это те группы, в которых играют профессиональные музыканты – например, Валкирия, да и тот же стремящийся хорошо играть Catharsis – с НИИ приятно работать.
- Отказывал ли ты кому-нибудь из приходивших к тебе писаться?
- Отказывал, конечно. Люди, которые напрочь ничего не понимают в музыке, в звуке, да к тому же не знают что хотят – с ними работать тяжело, да и просто неприятно. Таким я отказываю. Люди должны более-менее понимать, что они делают. А тратить в пустую уйму денег и нервов – это никому, я думаю, не нужно.
- А если группа умеет и хочет работать… но у нее нет столько денег на запись в твоей студии. Ты ей откажешь или же согласишься бесплатно работать?
- Нет, конечно, бесплатно работать очень трудно. Студию нужно содержать, развивать и так далее, а на это нужны деньги. А вообще получается, что, делясь своим опытом и давая какие-то советы, я экономлю людям довольно большие деньги.
- Получается, что ты для этих групп и учитель, и сессионный музыкант, и продюсер…
- В первую очередь я саунд-продюсер, то есть звукорежиссер. Группы ко мне приходят и в первую очередь говорят: «Женяй, мы хотим, чтобы на нашем альбоме был такой же звук, как у …» - и перечисляют какие-то известные команды.
- А в чем основные преимущества именно твоей студии перед всеми остальными?
- Самое главное преимущество – и о нем я уже говорил в начале – это то, что у меня есть звуковоспроизводящая аппаратура, то бишь комбики, всевозможные «маршала», «ампеки», «пивэи», - чего не имеют большинство студий. А когда люди приходят записывать хэви-метал и примочку включают в пульт – то никакого звучания в принципе не получается, и это списывают на аппаратуру той студии, даже не подозревая о том, что через примочку записать нормальный звук просто невозможно. Беда здесь в том, что даже такие группы как валкирии, бонинемы, катарсисы и прочие – ну за исключением разве что Арии – не имеют собственной усилительной аппаратуры в принципе – от банального безденежья. Да и студии, которые попадают в категорию «до 25$» тоже в большинстве своем ее не имеют.
- Кстати, а в твоей студии сколько стоит час записи?
- Об этом наверное нельзя говорить… Скажем так: цена у меня договорная. А в среднем альбом стоит где-то полторы тысячи.
- Как ты планируешь развивать студию дальше?
- Сейчас я дошел до того момента, когда собственными силами и на собственные средства развивать дальше студию стало практически невозможно. Поэтому я нахожусь в поиске, скажем так, партнеров для этого дела.
- Какая аппаратура у тебя сейчас стоит в студии?
- Записывающая аппаратура у меня сейчас такая же, как и большинства студий – это компьютер, жесткие диски и все такое. И качество здесь находится на том же уровне. Ну а об остальном я уже говорил – комбики, дорогие пре-амплы, короче все, что создает звук, записываемый потом в цифру, - это все у меня есть.
- Пока что у тебя пишутся исключительно отечественные команды. Но давай предположим, что твою студию выбрали для записи нового альбома кто-нибудь из западных фирмачей, ну, например, тот же Amorphis. В чем будет основная разница в твоей работе с ними?
- Думаю основная разница будет в том, что Amorphis приедут со своей аппаратурой, и я буду выступать лишь как саунд-продюсер.
- Немного провокационный вопрос, зная твою давнюю любовь к группе Metallica: что ты думаешь по поводу их последних альбомов?
- Хм… Большие профессионалы. Ничего талантливого, но зато все очень качественно.
- А если бы ты их писал, что бы в них изменил?
- Потяжелее сделал. Уж больно классически они записаны – никаких новшеств. Их стоило бы еще подживить, сделать посовременнее.
- Твои прогнозы по звучанию их будущего диска?
- Он будет звучать либо намного тяжелее, либо намного легче, но уж точно не будет звучать также, как последние два альбома.
- Ну и в заключение: твои пожелания читателям DarkCity?
- Занимайтесь музыкой, становитесь супер-звездами, зарабатывайте деньги, двигайте наш хэви-метал и выводите его на мировой уровень!

Андрей Корюхин